Плоский мир Терри Пратчетта Tatsel.ru
Диск перемещается в пространстве на спине гигантской черепахи, и у местных богов есть дурная привычка ходить по домам атеистов и бить стекла.


Терри Пратчетт
Плоский мир

Цвет волшебстваБезумная звездаТворцы заклинанийПирамидыДамы и ГосподаК оружию! К оружию!МаскарадПоследний континентПятый слонШляпа, полная неба



Ведьма? Мистика? Магия?
Это не то, о чём вы подумали.
Сыщики? Убийства? Детектив?
Уже теплее, но не торопитесь.
Любовь? Поцелуи? Романтика?
О, нет, вы опять ошиблись.
Всё совсем не так. Или?

Разбирайтесь сами:
Ведьма в лесу
Татьяна Латукова
«Ведьма в лесу»
Читать/скачать





Терри Пратчетт. Шляпа, полная неба (Hat full of sky). Цитаты и афоризмы.

Те, кому удалось пережить встречу с ними, рассказывают, что фиглы также на удивление преданы, сильны, целеустремленны и, по своим меркам, моральны (например, они никогда не воруют у тех, у кого красть нечего).

Они наслаждаются нашим миром, с его солнцем, горами и голубым небом, где всегда есть с кем подраться. "Такой удивительный мир, как этот, не может быть доступен кому попало," - говорят они - "это либо рай, либо Вальгалла, куда после смерти попадают храбрые воины". Исходя из этого, они пришли к выводу, что когда-то жили в другом мире, затем умерли и им позволили попасть сюда в награду за хорошее поведение.

Ведьмы не учили, как сделать что-то. Они учили, как понимать, что вы делаете.

Бабушка Болит не любила много разговаривать. Она собирала тишину, как другие собирали обрывки веревочек. Но своим молчанием она могла сказать все.

Мисс Тик, в основном, маскировалась под учительницу. Она путешествовала со странствующими учителями, что переходили от одной деревни к другой и учили всех и всему в обмен на еду и поношенную одежду.

Люди в деревне считали умеренное обучение неплохой штукой, но полагали также, что в излишних количествах оно может привести к перевозбуждению.

Старые ботинки были намного удобнее, несмотря на то, что их приходилось носить с несколькими парами носков. Эти ботинки начали ходить еще до рождения Тиффани и стали мастерами своего дела.

Желания приходилось обдумывать. Ей и без того никогда не пришло бы в голову заявить: "Хочу замуж за прекрасного принца", но она знала, что стоит ей пожелать и в один прекрасный день за дверью окажется оглушенный принц, связанный священник и радостно ухмыляющиеся Нак Мак Фиглы, готовые стать свидетелями.

Потом ее предупредили, что ей пора уходить, так как сейчас начнется традиционная потасовка между кланом невесты и кланом жениха, которая может продлиться до пятницы.

Дома все поверили, что это он спас ее. Разве может девятилетняя девочка, вооруженная сковородкой, спасти тринадцатилетнего мальчика с мечом.

Они хотят, чтобы все было правильным. Они любят поправлять. Если вы хотите вывести из себя ведьму, можно не мучаться с амулетами и заклинаниями. Достаточно закрыть ее в комнате с криво висящей картиной, и можете полюбоваться, как ее всю перекосит.

О, нет, никого она не убивает! - быстро ответила мисс Тик. - Она берет животных, умерших своею смертью: тех которых задавили или кто покончил с собой. Лягушки часто впадают в депрессию.

Робу уже удалось освоить первые два правила письма, в той мере, как он их понимал:
1.Украсть бумагу
2.Украсть карандаш
К несчастью, правил было намного больше.

Не все фиглы клана Долгого Озера умели читать и писать, таких было всего пятеро-шестеро. Остальные относились к этим занятиям как к каким-то странным и курьезным развлечениям. В конце-то концов, какой от них прок, когда ты вылезаешь утром из кровати? Как они помогут тебе поймать форель или кролика, или найти выпивку? Ветер не прочитаешь и на воде не напишешь.

Не так уж много времени прошло со времени их свадьбы, но семейная жизнь быстро развивает у мужей немало дополнительных чувств, намертво встроенных в мозги. И одно из этих чувств подсказывало Робу, что он серьезно влип.
Дженни постукивала ножкой о пол. И ее руки были сложены на груди. И еще она улыбалась той особой улыбкой, которую быстро осваивают молодые жены, и эта улыбка говорила - Да, ты влип и я не собираюсь облегчать тебе жизнь...

Все, что там было - это постоялый двор для проезжающих карет, кузница и маленькая лавочка с самонадеяной вывеской "сувениры", написанной на куске картона и выставленной в окне.

Тиффани еще не доводилось видеть сувениров. Поэтому она вошла в магазин и отдала полпенни за вырезанную из дерева фигурку двух рубашек, висящих на веревке для просушки, и за две открытки, озаглавленные "Виды Двурубах", на которых были изображены сувенирная лавочка и, судя по всему, все та же собака, что спала на дороге.

После перекуса Тиффани достала свой ежедневник. Она вписала: "Дверубахи", немного подумала и добавила: "Дорога повернула".

- А я тогда пойду и быстренько взгляну вон на то дерево. - ответила она, надеясь, что это прозвучало с убийственным сарказмом.
- Я бы на твоем месте пошла в кустики, солнышко. - сказала ей вслед мисс Левел. - Не люблю прерывать полет из-за таких дел.

Как оказалось, когда мисс Левел спросила у Тиффани, не боится ли та высоты, она сильно ошиблась с вопросом. Тиффани совершенно не боялась высоты. Она, не зажмуриваясь проходила мимо самых выскоих деревьев. Ее совершенно не тревожил вид огромных, вздымающихся ввысь гор.
А вот чего она боялась на самом деле, хотя и не осознавала этого до сих пор, так это глубины. Она до смерти страшилась долгого падения с небес, такого долгого, что она успела бы задохнуться от крика, прежде чем врезалась в скалы с такой силой, что сама превратилась бы в желе, а все ее косточки раздробились в порошок. На самом деле, ее страшила земля, там далеко внизу. Мисс Левел не мешало бы хорошенько подумать, прежде чем задавать вопросы.

Шляпа у нее была довольно низенькая, всего дюймов шесть высотой, похожая на клоунский колпак без кисточек. Как Тиффани потом узнала, такой фасон был задуман для того, чтобы заходить в дома с невысокими потолками, не снимая шляпы.

- Ну, это можно сделать и с помощью магии, да. - ответила мисс Левел. - Только я предпочитаю спички.Они требуют меньших усилий и довольно волшебные сами по себе, если хорошенько подумать.

Первый Помысел - это будничные мысли. Он есть у каждого. Второй Помысел - это мысли о том, как вы думаете. Второй помысел есть у тех, кому нравится размышлять. А Третий Помысел - это те мысли, что наблюдают за миром и думают сами по себе. Третий помысел редко встречается и зачастую приводит к всяким неприятностям.

Тиффани пожелала, чтобы ее воображение оказалось не настолько хорошим. Однако, госпожа Ветровоск и мисс Тик не отправили бы ее сюда, если бы это было опасно, так ведь? Ведь так?
Могли бы и отправить. Запросто могли бы. Ведьмы не верят в легкую жизнь. Они считают, что вы должны использовать мозги. Если вы не пользуетесь мозгами,то вам в ведьмах делать нечего.
Жизнь сложна, говорили они. Учись быстро схватывать.

Тиффани почистила зубы, надела ночную рубашку и скользнула в кровать. Уже лежа в кровати, она задула свечу.
Через секунду она встала, снова зажгла свечу и с некоторым усилием пододвинула комод к двери. Она не вполне была уверена, правильно ли поступает, но на душе стало немного полегче.

- А вы - зло? - спросила Тиффани.
- Разве такие вопросы задают?
- Ммм... Но это же очевидный вопрос? - ответила Тиффани. - Я что хочу сказать, если бы все сразу отвечали на такие вопросы: "Да! Бва-ха-ха-ха-ха!", то это помогало бы избежать будущих неприятностей, верно?

Тиффани вспомнила, что была в цирке как то раз, но особого удовольствия ей это не доставило. Что слишком сильно старается казаться забавным, редко преуспевает в этом. Там был беззубый, поеденый молью лев; канатоходец, чей канат был натянут всего лишь в нескольких футах над землей и метатель ножей, кидавший ножи в пожилую женщину в розовом трико, стоящую на большом вращающемся деревянном диске. Так он в нее ни разу и не попал. Самое интересное случилось уже после окончания представления, когда повозка переехала клоуна.

Если вы привыкли к овцам, козы причинят вам немало волнений, потому что козы - это овцы с мозгами.

Если ты внимательна, спокойна и живешь в полном согласии с собой, то пчелы тебя не ужалят. К несчастью, далеко не все пчелы знакомы с этой теорией.

Большинство людей слыхом не слыхали о надписях и применяли традиционный способ определения ядовитости или полезности растения: они давали его престарелой тетушке, которая им всем надоела.

- Может содержать орех? - разобрала она. - Но это же ореховая скорлупа. Конечно, внутри находится орех. Эээ... Ведь так?
- Не обязательно. - ответила мисс Левел. - Внутри может оказаться, например, изысканная миниатюра из золота и самоцветов, изображающая причудливый храмовый ансамбль в далеких землях. Почему бы и нет. - прибавила мисс Тик, заметив выражение лица Тиффани. - Это не противоречит законам. Само по себе не противоречит. Мир полон чудес.

Светало. Собравшиеся в кургане фиглы, в благоговейном ужасе наблюдали за Робом Всякограбом, который старательно выводил слово:
ПЛН
... на обрывке бумажного пакета. Написав, он продемонстрировал его всем собравшимся.
- План, уразумели? - обратился он к собранию фиглов. - Теперя, когда у нас есть План, нам треба решить, что делать почнем.

Фиглы переглянулись. Это был безумный и отчаяный план, полный опасностей и риска. Чтобы претворить его в жизнь, требовались невероятные сила и храбрость. По достоинству оценив эту сторону дела, они немедлено согласились.

Нельзя отказывать людям в помощи лишь потому, что они глупы, забывчивы или неприятны.
(Из наставлений Мисс Левел.)

Тиффани не знала, что и сказать, кроме:
- Так быть не должно.
- Не бывает так, как должно или как не должно. Бывает лишь то, что случается и то, что мы сами делаем.

- Значит, госпожа Ветровоск самая главная ведьма, да?
- Конечно же нет. - возмутилась мисс Левел. - Все ведьмы равны. У нас нет такого понятия - главная ведьма. Это совершенно противоречит самому духу ведовства.
- Понятно. - ответила Тиффани.
- Кроме того, - добавила мисс Левел. - Госпожа Ветровоск никогда бы не допустила ничего подобного.

Однако, извозчик не стал тратить время на размышления, потому что в руке существа было зажато что-то золотое.
Кому кому, а возчику упомянутый факт сразу помог установить личность незнакомца. Это не был старый бродяга, как это могло показаться на первый взгляд, мимо которого спокойно проезжаешь мимо. Совершенно очевидно, перед ним находился джентельмен, попавший в беду, и его, возчика, долг состоял в том, чтобы помочь ему.

- Чтоб тебе в пасть ежик написал, Велич Ян! Никогда того не станется...

- Я ведьма, знаешь ли. - сказала мисс Левел. - И если ты сию же минуту не прекратишь сопротивляться, я подвергну тебя самой ужасной пытке. Знаешь какой?
Вулли Валенок в ужасе покачал головой. Мисс Левел поднесла его немного поближе ко рту:
- Я отпущу тебя, не дав попробовать виски МакЖуть двадцатилетней выдержки, что хранится у меня в буфете.

И правда, чего такого сложного - летать, думала она. Нужно лишь захотеть полететь. Тут ее снова замутило и чуть не вырвало, но поскольку ее дважды рвало в воздухе, желудок был пуст. Какая нелепость! Она больше не испытывала страха перед полетом, но ее глупый желудок - боялся.

Волшебники тоже вечно ищут могущества и, бывает, что находят. Иногда, в их магические круги-ловушки попадает не только демон, который оказался настолько глуп, что позволил одурачить себя угрозами и загадками, а роитель - безмозглый настолько, что его и вовсе нельзя одурачить.

- Мисс Тик пользуется блюдцем с налитыми в него чернилами. - сказала Тиффани. - И она обычно занимает воду и выпрашивает чернила.
- О, это фундаменталисты. - сказала Аннаграмма. - Миссис Иервиг говорит, что они ужасно тормозят нас. Неужели мы и правда хотим, чтобы о ведьмах думали, что они всего лишь кучка полоумных старух, похожих на ворон? Это так... прянично-избушково! Мы должны быть профессионалами!

Тиффани взяла в руки книгу в кожанном переплете. В тяжеленную кожанную обложку был вделан глаз. Глаз повернулся, чтобы взглянуть на нее.
- Чей это глаз? - спросила Тиффани. - Это был кто-то известный?
-Эээ, дневники нам поставляют волшебники из Незримого Университета. - ответил все еще трясущищйся ЗакЗак.

- Пожалуйста! На самом деле, он вовсе не волшебник! Он лишь ходил в Незримый Университет на вечерние курсы по выпиливанию лобзиком. Волшебники сдают классные комнаты, что-то в таком роде.

- Но я не могу вам этого позволить! - воскликнула мисс Левел. - Я не могу разрешить вам бегать в голове бедной девочки. Вы только поглядите на себя! Вы же взрослые... вы же мужчины! Это все равно, что... все равно, что читать ее дневник!
Роб Всякограб был в недоумении. - Ох, айе? - спросил он. - Много раз мы читали ее дневник. И ничего страшного.
- Вы читали ее дневник? - в ужасе спросила мисс Левел. - Зачем?
- Потому, что он заперт был. - объяснил Вулли Валенок. - Коли не желала она, чтоб его узрили, зачем же заховала его в ящике с носками?

По правде говоря, многие ведьмы могли за всю жизнь ни разу не сотворить серьезное, очевидное колдовство. Они лишь плели запутки и ловушки снов и проклятий, что за колдовство не считается, будучи скорее народным творчеством, а все остальное ведовство заключалось в занятиях медициной, здравом смысле и способности выглядеть сурово в остроконечной шляпе.

- Я не раз зрил, как она гуляла и нос отвертала, когда он проезжал мимо, и в другу сторонку дивилася. Да ей иногда целых полчаса приходилось дожидатися, пока он мимо не проскачет, чтоб нос овтертать.
- Ах, пропасть, рази ж могет парень понять девичьи думы? - важно произнес Роб Всякограб.
(Финглы о Тиффани и Роберте)

- Полетим, и там разберешьси. - ответил Вулли. - Чего там важкого - летати. Даже утки летать умеют, а у них вообще мозгов нетути.
(Вулли Валенок о полете на метле)

Нос очень хорошо соображает. И у него хорошая память - очень хорошая. Настолько хорошая, что запах может вернуть вас в прошлое - резко до боли. И мозгу его не остановить. Мозг вообще беспомощен в таких случаях.

Колдовство в голосе! Надо чередовать резкие и мягкие интонации, применять короткие команды и слова одобрения, и все время говорить и говорить, заполняя мир животных словами, так, чтобы пастушьи собаки подчинялись, а испуганные овцы успокаивались...

Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.

С ними обращались как с особами королевской крови - нет, их не тащили, чтобы отрубить голову или сделать что-то неприятное раскаленной кочергой - но люди потрясенно отходили, бормоча - "Какая любезность, она пожала мне руку! Я больше никогда не буду мыть руки!"

- Крошечные создания действительно живут в воде, знаете ли. - сказала Тиффани, которая как то раз заплатила яйцо странствующему учителю, чтобы встать в очередь и посмотреть сквозь "Удивительное Микраскапическое Устройство! Зоопарк в Каждой Капле Стоялой Воды!". На следующий день она чуть не упала в обморок, пытаясь воздержаться от питья. Некоторые из этих созданий были волосатыми.

- Вы сказали мистеру Амбрилу, башмачнику, что его грудная боль пройдет, если он в течении месяца будет каждый день приходить к водопаду у Тамбл Краг и бросать три блестящих камешка в озеро для водяных! Какое же это лечение!
- Это не лечение, но он в него верит. Человек проводит слишком много времени, сидя в три погибели. Пятимильные прогулки на свежем воздухе, каждый день в течении месяца, пойдут ему на пользу. (Тиффани и Ветровоск)

Она замечательная женщина и печет очень даже недурственные пироги с луком и мясом, к тому же у нее есть свои собственные зубы. Мне про то известно, потому как она мне их показывала. Ей младший сын привез целый набор модных зубов аж из самого города и она в них так хорошо выглядит. И она даже как то раз одолжила их мне, когда мне попался жесткий кусок свинины. Разве можно забыть такую доброту.

Почти все, кого я знаю, умерли. Однако, с этим уж ничего не поделаешь, верно? Даже с ящиком, полным золота!
(Мистер Ткачик, 91 год)

Мир несправедлив, дитя. Радуйся, что у тебя есть друзья.
(Матушка Ветровоск - Тиффани)

Конечно же, она пыталась спорить. Но госпожа Ветровоск сделала одно мерзкое замечание личного характера. Она сказала - тебе одиннадцать лет. Вот так взяла и сказала. Тебе одинадцать и что будет говорить твоим родителям мисс Тик? Простите, но мы отпустили ее одну в горы к древнему чудовищу, которое нельзя убить, и вот тут в банке все, что от нее осталось?

Кто из них настоящая пастушка? Сияющая леди в чистом красивом платьице и туфельках с пряжками, или старуха, бредущая сквозь снег в грубых ботинках, набитых соломой, с мешковиной на плечах?
(Мысли Тиффани о фарфоровой статуэтке и бабушке Болит)

Не вздумай есть мышей. - сказала Ветровоск
- Не вздумаю. - ответила Тиффани и это было чистой правдой.

Петулия торопливо сорвала с себя остроконечную шляпу и выставила ее перед собой. С одной стороны, это было явной демонстрацией почтения, но с другой стороны на вас был направлен двухфутовый острый конец шляпы.

Петулия всегда старалсь думать о других только самое хорошее. Было в этом что-то тревожное, особенно, если вы знали, что это о вас она пытается думать все самое лучшее.

Если ты всю ночь мысленно ешь мышей, то просто удивительно, как сильно тебе не захочется думать об еде на следующее утро. А может и вообще никогда не захочется.

Тиффани аж подпрыгнула, заметив воздушный шарик, парящий над деревьями. Ветер подхватил его и понес. Вслед за шариком летел вопль, полный ярости, смешанной с протестом: "АААаааааахааачууушаааииииик!". С таким традиционным криком маленький ребенок знакомится с важным уроком - с шариками, а также и с самой жизнью, необходимо знать, когда веревочку отпускать нельзя. Весь смысл воздушных шариков заключается в том, чтобы преподать детям такой урок.

- Какое могущество! Какое дивное могущество! Взять биллион триллионов тонн пылающей материи, огонь невообразимой силы, и превратить его в песню! Вы созидаете маленькие мирки, маленькие истории, возводите раковины вокруг своего разума, ограждающие вас от бесконечности и позволяющие вам просыпаться по утрам без криков!
- Совершенно набрендился! - произнес жизнерадостный голос в глубинах памяти Тиффани. Иногда доктора Суетона просто невозможно было удержать.

- Но... Я думала, что есть правила! - сказала Тиффани.
- А? Неужели? - спросила Бабушка. - А ты что-нибудь подписывала? Ты давала какую-нибудь клятву? Нет? Значит это не твои правила!

- Она пьет чай с другими пожилыми ведьмами и ворчит о его вкусе, и о том, что ведьмы нынче стали не те, что были во времена ее молодости.
- Что? - изумилась Тиффани. - Просто пьет чай?
Юные ведьмы озадачено переглянулись.
- Ммм, чай с булочками. - ответила Петулия. - Если это имеет какое-нибудь значение.
- Но она открыла мне дверь. Вход в... выход из пустыни! Нельзя после такого сидеть и просто есть булочки!
- Ммм, я видела там булочки с глазурью, - нервно отважилась Петулия. - Это не просто домашняя выпечка...

Как и говорила Петулия, Пробы были совсем не такими. Их целью было показать всем, что ты умеешь. Показать всем, чего ты достигла, чтобы люди расходились, думая: - "Ну дает эта Карамелька Боттлетвейт!". Пробы не были соревнованием, честно. Победителей не было. И тот, кто в это верил, поверил бы и тому, что крокодил солнце в небе проглотил.

- Да, мисс Створка. Я представлю номер с поросенком... без поросенка!
Толпа оживилась и раздались крики "Невозможно!" и "Здесь, между прочим, дети!"

Поскольку Тиффани так и не наловчилась летать, ее отвезла мисс Левел. Ее невидимое тело управляло метлой, а Тиффани просто лежала, вцепившись в древко руками и ногами. Она бы вцепилась в него и ушами, и коленками, если бы могла. В полет Тиффани прихватила с собой бумажный пакет, потому что никому не понравится, когда с неба на вас вдруг кого-то стошнит.

- По-моему, каждый должен найти свою собственную шляпу. Шляпу по себе. - добавила Тиффани.
- Я вижу, ты покупную надела, - сказала бабушка Ветровоск. - Каких их там, "Небоскреб". Со звездами. - добавила она и в вложила столько едкости в это слово, что ею можно было расплавить медь, разъесть стол и плитки пола и даже расплавить медь в подвале под ними. - Думаешь, что шляпа от этого станет более волшебной? От звезд?

Дождь не намочит ведьму, если она того не захочет, хотя лично я предпочитаю мокнуть и быть прзнательной.
- За что признательной? - спросила Тиффани.
- Что я смогу высохнуть позже. - ответила бабушка Ветровоск

Может быть я заставила ее извергнуть огонь, а может быть я заставила тебя подумать о том, что она извергла огонь. Разницы нет. И то и другое сделала бы я, а не палка.
(Ветровоск - Тиффани)

Накидка "Зефирное море" развернулась и заколыхалась, как дым.
- Она восхитительна, но я ее носить не могу. - сказала Тиффани, глядя на накидку, раздуваемую легоньким ветерком. - Нужно быть маститым, чтобы носить такую вещь.
- Какой масти? - резко спросила бабушка Ветровоск.

Накидка была из тех вещей, заполняющих прореху в жизни, о существовании которой вы и не подозревали, пока не увидели ее.

- Мне хватило ума, чтобы понять, как вам удается не думать о розовом носороге, если кто-то скажет "розовый носорог". - удалось сказать Тиффани вслух.
- О, это серьезная магия, уж поверь. - ответила бабушка Ветровоск.
- Нет. Вы просто не знаете, как выглядит носорог, верно?

Тиффани сорвала с себя шляпу со звездами. Для шоу она годилась, хотя звезды придавали ей немного легкомысленный вид. Но эта шляпа так никогда и не была ее. Да и как такое могло быть - носить стоит лишь ту шляпу, что сам себе сделал, а не купленную и не подаренную. Это твоя собственная шляпа, на твоей собственной голове. Твое собственное будущее, а не чье-то еще.



    • Начало   • Терри Пратчетт. Плоский мир   • Шляпа, полная неба  

    © Tatsel.ru, 2000-2013. Интернет-проекты: дизайн, программирование, сео. о проекте   карта сайта   обратная связь